ИСТОРИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

ПЕРСПЕКТИВА

Для полного понимания назревших политических вопросов Турции требуется наличие историко-социологической перспективы, позволяющей выявлять фундаментальные линии напряжения, обусловливающие характер политической жизни страны. Политика и общество страны была разделена линией антагонизма «центр-окраина» с самого начала процесса перехода от Оттоманской империи к современной Турецкой республике. В то время, когда «центр» находился под контролем военно-бюрократического аппарата  и собственников  капитала, субсидируемых государством, суннитское религиозное большинство, курды, немусульманины, алевиты, проживающие в провинциях, а также  провинциальные торговцы и ремесленники были вытеснены в «окраину».

Официальная идеология всегда представляла «окраине» силы, приобретшие статус исключительности благодаря оккупации «центра», как «образцовых граждан», в связи с чем все идеологические ресурсы государства были заняты навязыванием своим «подданным» типологии образцового гражданства, украшенного секуляризмом и национализмом, но далекого от истинного, исторически-сложившегося социологического характера. «Центральный класс» возникший из симбиоза бюрократии и капитала, стремился игнорировать, а временами и подавлять самым суровым образом Ислам и объективную социальную реальность. Аналогичным образом курды, немусульманины, алевиты и мелкие провинциальные собственники, игнорирующие идеологический характер этого класса,  всегда были предметами различных политических, экономических и культурных механизмов подавления.

Субъекты «окраины», превращенные центром в класс подданных, не только подавлялись и игнорировались, но и были лишены политических и экономических возможностей, коими обладал «центр».

В политической практике «центрального класса», завладевавшего бюрократическими и экономическими средствами власти, не наблюдаются конкретные действия, направленные на укрепление демократии. Напротив, «центральный класс» всегда отличался открытой поддержкой  военных переворотов, свершаемых после перехода страны на многопартийный режим с завидной регулярностью раз в одно десятилетие.  Аналогичным образом, экономическая деятельность этого класса вступила в серьезное противоречие с объявленной целью повышения национального благосостояния путем организации местного производства. Так, единственным вкладом центрального класса, всячески поддерживаемого государством, стало учреждение рынков, содействующих «национальному» потреблению импортной продукции и контролирование таких рынков. Политические организации, создаваемые представителями «центрального класса», устанавливающего свою исключительность путем фантасмагорического способа подражания западу, называемого «представлением запада», а также товары, вводимые ими в рынок,  воплощали в себе такое подражательство.

Коротко говоря, элитная бюрократия, установившая свою гегемонию над государственными структурами Турции, своей державнически-протекционистской политикой обеспечила создание класса собственников, отличающихся секуляристским, националистическим и подражательным мышлением. Этот класс предпочитает защищать интересы не широких масс населения, а государства, которое его субсидирует, то есть, предпочитает политику, обоснованную на статусе, социальной / социологической политике.


БОРЬБА ЗА УКРЕПЛЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ В ТУРЦИИ

Первый поход из окраины в центр: годы правления Мендереса

С приходом к власти оппозиционной Демократической партии в 1950 году, «класс окраины» впервые получила возможность оккупировать центр. Но эта возможность была очень быстро потеряна. Военный переворот, совершенный 27 мая 1960 года благодаря призывам и содействию преподавательского состава ВУЗов, судебной бюрократии, центральных СМИ и центристских политиков (членов Республиканской народной партии), положил конец правлению Демократической партии. Лидер партии, премьер-министр Аднан Мендерес был казнен вместе с министром иностранных дел Фатином Зорлу и министром финансов Хасаном Полатканом. После этого военного переворота стало ясно, что единственной мерой, на которую согласен «центральный класс» для нейтрализации «опасных» последствий демократии, является военный переворот. Но, ни один из таких переворотов, совершаемых раз в десятилетие, не смог полностью противостоять все ускоряющемуся  «маршу окраины»  в центр.

Эджевит «Чернявый»

Несмотря на то, что  марш в центр очень часто продолжалась посредством политических партий, ошибочно характеризуемых центральным классом как «правые партии» (Демократическая партия, Партия справедливости, Партия отечества,   Партия справедливости и развития), в некоторых исключительных случаях Народная республиканская партия, являющаяся органическим составляющим центрального класса,  тоже выполняла функцию платформы, способствующей этому маршу. Так, Бюлент Эджевит, имевший среди народа прозвище «Караоглан» (Чернявый), смог обеспечить победу  Республиканской народной партии на выборах 1973 и 1977 года,  в частности благодаря  лозунгам социологического характера, соответствующим концепции «отрицания наследства / левоцентризма» (читай: отрицание центрального класса), созданной Тураном Гюнешом и  изложенной Денизом Байкалом на бумаге.  Но эти успехи Эджевита встретили самое  яростное сопротивление никого иного, как основателей Народной республиканской партии, обвиняющих его в склонности к коммунизму, а также Союза промышленников и предпринимателей Турции (TÜSİAD), который чуть ли не каждый день размещал объявления в газетах, призывающие к отставке Эджевита. 

«Чабан Сулю»

Сулейман Демирел, избранный премьер-министром после военного переворота  1960 года и называющий себя преемником Демократической партии, тоже встретил сопротивление центрального класса. Этот политик, получивший от центрального класса оскорбительное прозвище «Чабан Сюлю» (Пастух Сулю, где «сулю» - уменьшительное от слова «Сулейман» ), смог завоевать себе место в центре только после того, как превратился в горячего защитника центра по происшествию нескольких военных переворотов -  в период своего пребывания на посту президента страны. Так, именно Демирел и генерал армии Чевик Бир  были самыми действенными участниками процесса военного переворота, названного «переворотом 28 февраля», который завершился свержением правительства Неджмеддина Эрбакана, стремившегося отходить от экономики, основанную на доходах от нетрудовой деятельности (экономики ренты) и строить экономическую модель, ориентированную не на западные, а  восточные страны посредством таких структур, как D-8 (Developing eight - Восьмерка  развивающихся стран). 

Туркут Озал

Правящий Турцией единолично, без коалиции в периоде, следующим за военным переворотом от 28 февраля 1980 года, названным «переворотом 28 февраля», Озал проводил политику, направленную на интеграцию Турецкой экономики в мировую экономику. В результате такой политики центральный класс лишился прежних привилегий, предоставляемых государством, тогда как набожные провинциальные предприниматели, нацеленные на экспорт, смогли сколотить капитал, который вывел их на уровень конкуренции со  светским капиталом Стамбульских собственников. Этот успех «класса окраины» в экономической плоскости сделал культурное и политическое присутствие религиозных представителей этого класса в больших городах, находящихся до того времени под гегемонией центрального класса,  более заметным. Столкнувшись с таким социальным новшеством, пошатнувшим его привилегированный статус, центр попытался изолировать и подчинять под себя «класс окраины» прикрывая свои действия с расистскими лозунгами  и лозунгами типа «наш светский образ  жизни в опасности». В Турции  периода правления Озала, проходящей через ускоренный процесс урбанизации и либерализации, массы населения с религиозным складом мышления, до того времени подавляемые властью, смогли сплотиться в рамках различных политических и общественных организаций, что сделало их в 90-е годы самой действенной оппозиционной силой. 

Эрдоган из Касымпаши

В 2002 году, когда Партия справедливости и развития пришел к власти, крупные собственники «окраины» («Анатолийские тигры») были полны решимости осуществить структуральные реформы, необходимые для защиты экономических интересов «класса окраины» (который представляет собой более чем 85% населения Турции) на самом высоком уровне и в противовес к режиму  «центра». Решительность, демонстрируемая Эрдоганом в этом плане, привело к тому, что Турция впервые за всю свою историю  стала свидетелем сведения счетов с центральным классом. Этот период характеризуется разработкой и внедрением гражданско-демократических программ и лозунгов, направленных на  разрушение многих табу официальной идеологии центра, имевшей своей целью изолирование и игнорирование окраины (запрет на  национальное самосознание курдов, ношение мусульманского головного убора, лицеи для имамов и проповедников, организации этнических меньшинств, непризнание государством алевитов и т.д.). В 2014 впервые на пост президента, который до того времени выполнял функции по защите «центра», был избран гражданский человек от народа и голосом народа (читай: окраины), что ознаменовало собой разрушение последнего табу «центра».